Pandora hearts: new fairy tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora hearts: new fairy tale » Эпизоды » FB. История о витражах для сна, внезапности и двух переменных


FB. История о витражах для сна, внезапности и двух переменных

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Временной промежуток, дата событий: одной прекрасной весной. ( примерно год-два назад). 
Описание ситуации и место действия: штаб Пандоры.
Ловите сны! Ловите сны! Но будьте осторожны, порой они слишком сладки, заставят вас заснуть в самом интересном месте, такие они проказники, что поделаешь.  И порой из этого выходит  весьма интересная история. Ведь кто знает, чем эта  закончится, если вас случайно разбудит миловидная девушка (по секрету: не просто, а алхимик!)?  Вся такая легкая, но явно куда-то спешащая...
Пора звездам узнать новую сказку.
Участники эпизода:  Vincent Nightray, Varanda Kalisto.

0

2

...

Физическое состояние: не то чтобы очень хорошее, но и не то чтобы очень плохое
Моральное состояние: досадно, гадко, сонно.
Внешний вид: брюки, рубашка, капот, сапоги, волосы свободно спадают по плечам - все как обычно.
Личные вещи: перчатки

Как ни странно, понятие «лишнего человека» далеко не так абстрактно и литературно, как может показаться. Винсент им был. Во всех смыслах. В каждом по-своему. Вот, например, в «Пандоре» он был лишним технически – к его услугам прибегали только в очень-очень-очень крайних случаях, предоставляя молодому человеку самозабвенно помирать со скуки, шатаясь по коридорам организации, суя свой нос, куда только можно и нельзя, и навострив уши. Весьма удобное положение. Никто не мешает, не обращает внимания, только то и делают, что сухо, но крайне вежливо приветствуют… Словом, пакости себе на здоровье. А Винсенту только того и надо. И не только Винсенту.
Подлая Соня тоже знала в этом выгоду. Цепь мастерски подгадывала момент, когда можно было паразитировать без зазрения совести, ненавязчиво навевая хозяину сладкий, дурманящий сон. Он не смог устоять еще ни разу. Соня слишком непредсказуема. Или приемный Найтрей временами слишком невнимателен. Впрочем, он ли тому причиной, она ли, или они оба, финал всегда оставался неизменным: Винсент засыпал посреди коридора, непременно что-нибудь опрокинув, рассыпав или разлив, на него кто-нибудь наступал или попросту об него спотыкался, ругая всеми правдами и неправдами, а Соня тихонько торжествовала. Милейшее создание, ей Богу…
Одним таким же обманчиво милым весенним днем, когда все цветет, пахнет и пышет неожиданно приятной свежестью, сменившей душную смесь запахов пыли, чернил, бумаги и женских и мужских духов, в одном из пропитанных всем этим коридоров «Пандоры» Винсент Найтрей снова провалился в сон, даже не успев толком проклясть шкодливую Цепь. Он только что прикрыл за собой дверь архива, в котором так часто коротал время, и собрался было надеть перчатки, как пошла кругом голова, да настолько сильно, что на ногах не устоять. Перед глазами все поплыло и потемнело, ноги подкосились, рука, затянутая в перчатку лишь наполовину, неловко столкнула что-то с тумбы – вот зачем их кругом понаставили? – и это что-то разбилось вдребезги, тело безвольно повалилось на холодный пол, а с губ сорвалось тихое сонное:
- Черт…

0

3

Физическое состояние: hp over 1005000%
Моральное состояние: жизнь прекрасна!
Внешний вид:  аккуратное милое черное  платьице, украшенное на юбке золотыми бабочками, корсет в тон сзади завязан на большой атласный бант, подъюбник для придания пышности , коротенькие, как шорты, панталоны, каблучки-гвоздики черного цвета. На правом плече, надо отметить, что-то вроде погона, украшенного бисером и сползающими вниз различными прочными веревками, украшенными золотыми нитками. Одна из них ( веревок, если это так можно назвать) спускается к верхней части корсета и на правой части груди прикрепляется к знаку Пандоры, который отдельно вставлен  и вышит золотыми и желтыми нитками. В общем, стандартная форма Пандоры слегка модернизирована. Волосы заплетены в косы, которые, увы, слегка уже потрепались.
Личные вещи: злополучная папка из архива и кольца.

Что за чудный день? Нет, ну, правда же: благодать за окнами, все благоухает и кричит о весне, вступившей, наконец,в  свои владения. Везде , где были распахнуты окна, игривый ветерок разносил не только свежие сплетни из жизни, но и парфюм очаровательного времени года, когда все вокруг пропитано не только легкий ароматом только проснувшихся цветов, но и любовью. Да, как было замечено давным давно, весна - пора любви и новых действий, новой жизни и новых возможностей. Что же касается девушки, которая сейчас очень спалила в архив, то для нее весна была только самой беспорядочной из всех, с отсутствием всякого нормального контроля в Пандоре и начало отсчета до получения долгожданного контракта. Да, именно с весны обучение можно считать почти завершенным, только уладить пару формальностей и все! Контракт в шляпе, как говорится. Ну а пока девушка, носящая кличку Кукла,напомним,спалила в архив по очень важным делам. Только, казалось бы, что там забыл подмастерье алхимиков? Хм, здесь все довольно просто. Так получилось, что именно сейчас юная особа не была обременена учебой и опытами, которые любила проводить в поисках чего-то нового и более совершенного, не было занятия, куда можно излить всю душу и отдать энергию, чем, к слову, очень славилась. Да, неугомонная девчушка постоянно что-то затевает, спокойно пройтись у нее очень редко получается. Ну, а умные взрослые этим полностью решили воспользоваться, посылая Варанду то этим, то за тем сбегать отнести/принести. На данный момент один просто безумно серьезный сотрудник наказал Калисто отнести эту важную папку обратно в архив, где ей и место. Девушка немедленно приступила к заданию и уже на всех порах спалила к заветной двери, то подпрыгивая, то как-то просто легкой походкой идя. 
Еще мгновение..и вот ручка двери уже дернулась, а сама дверь бесшумно открылась, рано ей по возрасту скрипеть от недовольства, только вчера поставили. Уверенный шаг и ... Вот неудача! Девушка споткнулась и рухнула прямо на предмет, а точнее скакать - человека, который нашел время мирно посапывать в такой тиши. Нет, место, конечно, удачное, но совсем ужасно расположение. Благо Варанда быстро спохватилась и ,аккуратно приземлив папку, смогла вовремя притормозить, оказавшись всего лишь очень близко лицом к человеку, ведь если бы нет, то нарушились всякие границы личного пространства, да и в придачу неловкий поцелуй... Бледнолицая с замиранием сердца буквально повисла над этим чудом спящим в нескольких миллиметрах от его губ, ощущала его теплое сонное дыхание на своих щеках, чувствовала, как медленно и совсем не спеша поднимались и опускались легкие, как спокойно работало его сердце. Через пару секунд, словно пробудившись сама из состояния оцепенения, Варанда отпрянула, сократив расстояние, но все так же почти лежа на господине в черном. И только сейчас ее большие глаза распознали этого человека, одного из герцогов, кажется, Винсента Найтрея. Он являлся здесь большой шишкой, хотя и редко заходящей, что еще более смутило Куклу. Она немедленно решила разбудить бедного Найтрея, так (от усталости, кажется) заснувшего в совершенно не том месте. Длинные пальцы рук ее аккуратно коснулись теплых щек беспечного герцога, начали сначала совсем осторожно, после смелее похлопывать/давать такие легкие пощечины для пробуждения. А из уст девушки стали доносится слова.
-Ей! Господин Винсент! Прошу вас, вам следует проснуться! 
Говорила она тихо, чтобы никто не услышал (кроме Винсента), больше даже этому человеку на ушко, совсем забыв о своем прошлом задании и о том, что в довольно щекотливой позе находилась ( все еще на герцоге из-за падения от подножки в его лице).

Отредактировано Varanda Kalisto (Воскресенье, 19 мая, 2013г. 16:20:14)

0

4

Винсенту снились незабудки. Целое поле. Сюрреалистично голубые и неестественно чистые и невинные в своей голубизне. Уже от одной этой чистоты несло фальшью. Уж он-то, Винсент, прекрасно знал, что на этом свете не существует ничего идеального, светлого и прекрасного, как внутри, так и снаружи. Стоит только копнуть поглубже, и обнаружишь гнилой корень. Эта гниль – все равно, что яд. Не смертельный, и от того еще более гадкий.
А еще ему снилось солнце, давящее своим жаром, отражающееся в тысячах тысяч капелек росы, застывших на лепестках незабудок. Ему хотелось их сорвать, срезать, уничтожить, а солнце закрыть, упрятать за тучу, чтобы не резало глаз. Сонная идиллия этого поля и слепящий свет этого солнца выводили его из себя. Он чувствовал в них что-то живое, что-то отдаленно знакомое, но он не мог понять что. Может, это что-то уже давно кануло в лету? А может все еще живет где-то тут, рядом, под боком? Мозолит глаза и раздражает совей живостью? Что это? Кто это? Зачем это?
- Ей!
«Голос. Чей голос? Откуда?»
- Господин Винсент!
Да кто же это? Зачем лезет  в его голову? В его сны? Почему не дает спокойно утонуть в полуденном мареве, скрыться в голубых лепестках?
Он зажимает уши, но голос звучит голове, бьется о черепную коробку, а цветы вокруг склоняются к нему, будто это они говорят с ним. Голос удваивается, утраивается, вот вокруг него звучит уже целый хор.
- Прошу вас, вам следует проснуться!
Да сколько же можно!?
-…проснуться!
- Оставьте меня в покое! – он резко сел, закрывая руками уши, и оказался с кем-то нос к носу. С кем? С девушкой. Кто она? Черт ее знает.
«Незабудки…» - да, точно, незабудки. Глаза их цвета. Такие же пронзительно голубые, вот так совпадение. Что она тут делает? Почему так близко? Без малейшего понятия. Хотя… Он ведь снова заснул на проходе. Может, споткнулась? Вероятно. А почему щеки покалывает? По ним верно били. Пыталась его разбудить.
«Так вот чей это был голос».
- О, прошу прощения. Я, верно, доставил Вам массу неудобств. – Винсент улыбнулся настолько учтиво и обаятельно, насколько может себе позволить только что проснувшийся человек. – Приношу свои искренние извинения, миледи… Позволите ли подняться?

0

5

Отчаянная борьба, но за что? За кого? Кто удостоился такой чести? Неужели? Свершилось? Упало с небес?
Отразилось в разноцветных стеклышках витражей? Так где же? Где же! Кто этот счастливец, что заставил эту сиротку о ком-то поволноваться?
Но.. подождите! Нет, просто показалось. Этот сотрудник Пандоры просто постарался всеми силами разбудить этого несчастного герцога, чтобы после закрыться в архиве одному, среди книг, папок, старинных ваз и разноцветных стеклышек. Так получилось, что на самом деле архив был не только хранилищем для всей бумажной деятельности различных подчиненных, он был персональной сокровищницей Варанды. Тут, совсем недалеко была спрятана коробка, где хранились маленькие и не совсем стеклышки, иначе именуемые девушкой «ловцами». Эти замечательные разноцветные крупицы мира должны были быть давно перенесены в ее персональную комнату, но как-то все не доходили до них бледные ручонки подмастерья. А сейчас был бы такой прекрасный шанс! И солнце! И побежали бы цветные зайчики наперегонки… Бы…
Вернемся к процессу пробуждения господина Винсента, так отчаянно сопротивлявшемуся. Неужели сон такой приятный? Ну, пускай досыпает его за дверью на коврике, если пожелает. Варанду это уже не интересовало, хотя.. Нет, нельзя так откровенно врать. Данная личность была собрание разных легенд и слухов, чем очень любили себя побаловать как волшебники, так и алхимики, когда у самого приключений не густо. Что касается Куклы, то ей было бы весьма интересно узнать этого человека поближе, приоткрыть эту туманную занавесу и разоблачить для себя столь разностороннюю личность. Такова была натура Калисто: везде совать свой любопытный носик, узнавать что-то более необычное и интересное. Да, порой..бывало, что до добра не доводило, особенно со случаями про начальство, но… Своей жизни, родословной, вот этих всех историй у нее не было. Только комната со шкафом, ею лично разукрашенным и полным собранием сочинений и сказок (не только научной литературой).  В этой теме бледнолицая была экспертом, к слову, по части снов тоже, но об этом ТС! Никому, ладно?

И вот, наконец, спящая красавица пробудилась, подарив ,кажется, вопросительный взгляд «спасителю». Девушка, из-за короткой дистанции между ними, все же отпрянула, оказавшись рядом на полу. Нет, смущения особого не было, просто и нужды находится столь близко тоже. Мало ли... что в голову взбредет, м?
И несмотря на дружелюбие, скажем так, со стороны Винсента, Кукла понимала, что здесь пахнет элементарной вежливость, которая процветала в таком заведении, как Пандора, хотя порой и приобретала странные оттенки. Найтрэй мог знать, а мог и не знать Варанду по словам других работников, которые нередко обращались за консультацией к юному алхимику, еще без контракта и цепи. Поэтому, посчитав просто своим обязательством быть  в ответ вежливой, девушка с васильковыми глазами мягко улыбнулась ( кстати, улыбка, что странно, была самой настоящей: простой и понимающей, словно знала тайну Винсента, поэтому даже объяснять ничего не нужно, как говорится, с кем не бывает), наклонила голову слегка в бок, легким движением руки поправила за ухо сползающую капризную прядь и, прибрав к себе папку с бумагами для архива, ответила ему.
-Все в порядке, господин Винсент.
Ну, а встать уже она и вовсе не мешала, поэтому лишь пожала плечами в ответ на его вопрос. Правда, самой девушке тоже не мешало бы встать…
И вот одно действие, а эта особа уже стояла на ногах и аккуратно поправляла складки на своей юбке, что поделать, а подобного рода вещи всегда находили способ  оставить на себе следы мятости.  Закончив это, бледнолицая  повернула голову в сторону и заметила осколки некогда бывшей ( наверняка, даже точно дорогущей и крутой) вазы. Девушка снова подняла взгляд на блондина, который все еще был здесь и не собирался уходить, и слегка покачала головой, в результате чего вместе с ней слегка "оживилась" прическа: недовольные локоны, заплетенные в косы, тоже качнулись сначала в одну, после в другую сторону.
-Вам следует быть осторожней, господин Винсент, вы могли пораниться, - и , посчитав своим долгом тут же убрать эти осколки и замести следы на месте преступления, Калисто положила папку с какими-то данными на тумбочку,присела, начала собирать цветные и красивые, только ужасно острые осколки.
-Интересно, - начала алхимик довольно уверенно, скрывая дикое любопытство, делая тон собственного голоса небрежным и обыденным, с легкой доброжелательной усмешкой,  - неужели в архиве настолько приятно пребывать во сне? Или сами сны здесь особенные? Или просто вы случайно попали в сети хранителя сновидений? 

Отредактировано Varanda Kalisto (Пятница, 10 мая, 2013г. 22:04:08)

0

6

- Ох, какая досада, – с наигранным сокрушением заметил блондин, поднимаясь с пола и натягивая одетую наполовину перчатку. – Я-то надеялся ускользнуть неузнанным. Выходит, не судьба. В любом случае, рад, что не доставил Вам особых хлопот или, Боже упаси, неприятностей.
Он закрыл рот ладонью, не в силах подавить зевоту, и в очередной раз, отмечая, что контракт с Соней, этой волчицей в овечьей шкуре, дороговато ему дается. Над ним уже и насмехаются. Пусть неоткрыто или даже неосознанно. Может, и издевки здесь никакой не было, но ему, Винсенту, слова этой девушки были несколько обидны: такие инциденты были одной из его больных тем. Он уже сбился со счета глупых положений, в которые попадал из-за неожиданно накрывавшего с головой сна.
- Вы правы, осторожности мне не достает…
Мда, разбил вазу. Ваза, конечно, как ваза, пусть и дорогая – на цену ему плевать – он бы еще сотню таких разбил, повинуясь желанию выместить на чем-нибудь злость. Битье посуды – антидепрессант не хуже расчленения плюшевых игрушек, проверено практикой, однако леди права, так можно и пораниться ненароком, да еще как, может даже и без глаза остаться, а Винсент этого не хотел, пусть свой правый – кроваво-красный – и ненавидел. Одного одноглазого на это заведение вполне достаточно.
Глядя на подбирающую осколки незнакомку и, разрываясь между нежеланием ей помогать и осознанием того, что все-таки надо, потому что именно этого от него и ждут, а он не в том положении, не в том месте и не в том обществе, чтобы поступить иначе, мазнул взглядом по оставленной  на тумбочке папке.
«Научный отдел?»
Надо же, какую интересную пташку к нему занесло. А какую молодую и, кажется, даже не слишком опытную – рядом с ней, в отличие от всех полноценных сотрудников «Пандоры», малоприятное ощущение присутствия порождения Бездны не ощущалось.
- Что Вы, что Вы, не стоит, оставьте! – он присел на корточки возле груды черепков  и принялся осторожно двумя пальцами подбирать один за другим, мягко и даже несколько виновато улыбаясь. - Я разбил, мне и собирать. Я не прощу себе, если Вы из-за меня поранитесь.
-Интересно – уже одно это слово заставило Винсента насторожиться. Когда особам женского пола, особенно столь юным, что-то да интересно… Ох, памятуя Аду Безариус, он мог с уверенностью сказать, что ничего хорошего из этого не выходит. Для него, во всяком случае. Однако последующие вопросы немного его успокоили. Об особенностях Сони, Цепи навивающей сновидения на все живое, включая собственного контрактора, прослышала чуть ли не вся «Пандора», и к подобного рода темам Найтрей научился относиться спокойно и терпеливо.
- Скорее последнее, чем все прочее. – он коротко хохотнул. – Цепь, знаете ли. Она доставляет мне немало проблем. Я бы сказал, что она этим тешится, если бы не был уверен, что все существо этого создания, включая разум, направлено исключительно на паразитизм. Хотя сны под ее влиянием порой действительно снятся странные.
Да уж, страннее и не придумаешь. Взять хотя бы сегодняшний. И откуда в его, заполненной приторным запахом черных роз из сада Найтреев, голове незабудки? Он даже не помнил, когда в последний раз видел их.
- Кстати, - Винсент поднял на собеседницу глаза, до того прикованные к останкам вазы – Неудобно как-то получается: Вы мое имя знаете, а я Ваше – нет. Как же мне к Вам обращаться?

Отредактировано Vincent Nightray (Суббота, 8 июня, 2013г. 22:40:02)

0

7

Да уж, как было сказано ранее, вежливость в Пандоре зашкаливает. И даже если сейчас Варанда не ждала помощи от Найтрея, не думала о подобном и точно не приглашала к этому, блондин все равно присел на корточки рядом и стал собирать острые фарфоровые лезвия, украшенные с одной стороны цветами и причудливыми узорами. И наверняка точно носитель красного глаза собирался их выкинуть, что, понятное дело, логично, в отличие от действий Куклы. Девушка приглядывалась к каждому осколку, а годный для нее прятала в кармашек черной пышной юбки (сей эффект достигнут благодаря некоторому количеству подъюбников). Васильковые глаза были очень внимательны и избирательны, изучая остатки вазы, они искали самые красивые и неповторимые на взгляд хозяйки кусочки. Вот еще один отправился в кармашек девушки. После они все будут перепрятаны в другое место: небольшую шкатулку с такими же цветными осколками. Интересно, зачем? Зачем молодой работнице могли они понадобиться? Ну, с этой часть все просто, ей просто нечего больше коллекционировать, никаких фантиков, особых штампиков или папок не было, да и если были, то в приюте, например, это моментально разбиралось и приватизировалось, даже глазом не успеешь моргнуть. Поэтому (помимо кукол и игрушек на нитях) Ронда придумала себе такое развлечение, может, в будущем пригодится, кто знает. А пока тонкие бледные пальцы с небольшим количеством колец продолжали перебирать осколки, игнорируя неприятное покалывание, будто жжение. Одновременно Калисто успевала следить, правда, едва, за Винсентом. Брошенную реплику про осторожность девушка проигнорировала, так как ее слова не нуждались в подтверждении.
- Что Вы, что Вы, не стоит, оставьте! Я разбил, мне и собирать. Я не прощу себе, если Вы из-за меня поранитесь.
А это и вовсе вызвало усмешку. Подумать только, какая забота! Или снова просто вежливость? Да, точно она. Такая пресная и формальная, в данной ситуации была здесь более-менее хозяйкой, подталкивая людей совершать как бы добровольные дела и помогать другим.  Ну, что поделать, нужно принять ее, никак иначе. Иногда большие глаза алхимика задерживались на Найтрее, чтобы попробовать угадать, о чем он думает. Правда, это весьма увлекательное занятие: угадывать мысли незнакомого тебе и будто даже сказочного, не от мира сего незнакомца. А таким Винсент и казался. Этот красный глаз, длинная и роскошная шевелюра, перчатки на руках и какая-то особая атмосфера вокруг него. Либо Калисто перечитала сказок.. либо это было действительно так. Поэтому мысли данного субъекта были особо интересны любопытной Ронде. И как бы она не старалась приписать ему мысли о захвате мира или о том, что у него где-то спрятана волшебная палочка, приходило только мысли о том, что этот парень гадает по поводу ее возраста, может, считает слишком молодой, неопытной..никакой для данного «заведения». Или что-нибудь в этом роде: из какого отдела, зачем здесь и почему разбуди, могла оставить в покое, все же ведь Винс сопротивлялся пробуждению первых несколько секунд.
-Скорее последнее, чем все прочее. – он коротко хохотнул. – Цепь, знаете ли. Она доставляет мне немало проблем. Я бы сказал, что она этим тешится, если бы не был уверен, что все существо этого создания, включая разум, направлено исключительно на паразитизм. Хотя сны под ее влиянием порой действительно снятся странные.
-М? - от мыслей отвлек голос парня, девушка на мгновение вообще потеряла чувство реальности, но быстро вернулась к таковой ( стоило только произнести слово  «цепь»). Оно, как по щелчку, остановило бурную деятельность алхимика и направило все внимание, горящий любопытством и легким восхищением, с огоньком взгляд. Ведь эта особа только готовилась с контракту, не знала, какую цепь ей дадут ,как это будет происходить, вместо этого только постоянные тренировки, чтобы обходится без цепи,  практика с оружием, с куклами, практика по знаниям и просто бесконечный гранит науки и все того, что как бы следовало знать. А тут такой шанс! Из уст другого сотрудника узнать про цепей, про его цепь, про то, каково это. Ведь из остальных и слова не вытянешь. Все так боятся раскрыть свою цепь, случайно сболтнуть ее слабости, поэтому просто гордо поднимали нос и уходили «в закат».
-Цепь? Правда? Наверное, она какая-то особенная, раз не относится к классу боевых, если я не ошибаюсь. А что она может? А имя? Как вы заключили контракт, это было волнительно? Вам выбрали цепь или она вас? - очень, очень много вопрос посыпались на Винсента. Стоит, наверное, простить такую несдержанность со стороны алхимика, но все же это было безумно интересно, особенно тогда, когда у всех они были, а у тебя одной - нет. И по довольно глупой причине. Девушка уже могла бы иметь контракт, если бы ее начальник, который, кстати, допускал ее ко многим важным или секретным заданиям, не считал, что изобретенного оружия достаточно и что Кукла будет не в состоянии совместить и то, и другое, не для сиротки это, нет. И одна мысль о подобном жутко раздражала, но приходилось сжать кулачки и продолжать «обучение» на пути к цели.
А пока можно узнать не все, но, наверное, хотя бы немного со слов этого разноглазого.
И вот, губы блондина разомкнулись, девушка уже надеялась получить ответы на вопросы, но всего лишь прозвучал вопрос насчет имени, как ее зовут.
- Ах, да, прошу прощения, Варанда, - особа протянула руку для рукопожатия. - Варанда Калисто. Можно просто Ронда. Но многие зовут меня Куклой, - здесь девушка слегка пожала плечами и чуть прикусила губу, - из-за моих способностей, - последнее было сказано совсем тихо, дабы просто пояснить, почему такая кличка. Все же Винсент мог подумать, что Кукла она из-за внешности, что, кстати, было бы весьма обоснованно. И то, что он мог бы так подумать, раздражало: вечно все судят по внешности и приписывают то, чего и не было, как, например, недалекость и легкомысленность, как у многих миловидных, похожих на кукол особ. Что поделать, все они были на одно лицо, только вот Варанда  из другой лавки, следовало бы это понять сразу. И Винсенту в том числе, ведь он смышленый малый, не так ли? По глазам же видно, по его разноцветным красивым глазам.

0

8

Винсент, пусть и не явно, но крайне внимательно следил за невольной собеседницей. Он изучал ее жесты, ее мимику, реакции и манеру речи, тщательно подбирая к ней подход. Она ему пригодится, это он знал почти наверняка, а раз так, придется начать свою старую добрую игру, пусть и не любимую, но такую полезную.
А девчоночка попалась со странностями… От одного этого соображения у Винсента мурашки по спине пронеслись. Женщина со странностями – это еще хуже, чем женщина с мозгами! Хотя, эта конкретная странность не казалась  такой же жуткой, как увлечение мистицизмом и прочей гадостью. Вряд ли осколки причудливой формы имели какой-то… магический смысл… Более чем вряд ли, хотелось бы надеяться. Впрочем, какая разница, зачем они ей? В женские хобби лучше не соваться, это он усвоил раз и навсегда.
- Варанда… - он осторожно, со всей присущей ему мягкостью и осторожностью поймал девичью ручку и коснулся губами тыльной стороны ладони, ненавязчиво проведя большим пальцем по ее сгибу. Стандартный жест, но Винсент, как, впрочем, и многие, умел привнести в него нужный оттенок, превращающий его не в сухую дань этикету, а в нечто большее, способное донести до женщины то, что она больше всего жаждет в нем прочесть.
Варанда… Варанда Калисто. Веяло от этого имени чем-то таким южным, приморским, живым, похожим на перестук кастаньет… Оно рождало в мозгу массу ассоциаций, но Найтрей не спешил обращать их в комплименты. Всему свое время, мера и обстоятельства.
- Особенное? – он улыбнулся, заметив вспыхнувший в небесно-голубых глазах огонек интереса. – О нет, что Вы мисс, ничего особенного. Небоевая Цепь  -  это скорее свидетельство… скажем так, неконфликтности.
«Или же слабости…»
- Эту крошку зовут Соней Мышью, - Винсент с трудом подавил желание закатить глаза, глядя, как постепенно обвивается вокруг него серо-голубой спиралью мышиный хвост, перевязанный бантом. Вот так всегда и бывает. Стоит ее снотворному влиянию рассеяться окончательно, как она тут же зависает у него над самой головой. Знал бы кто, как это нервирует! И ведь, поди, еще сделай с этим чего-нибудь! – И она, как не сложно догадаться, усыпляет.
Винсент подергал Мышь за кончик хвоста, физически ощущая ее недовольство такой вольностью с его стороны, и одарил столь внимательного слушателя мягкой улыбкой и покровительственным взглядом человека, наделенного опытом и знанием и в то же время, не считающего это преимуществом, чем-то долженствующим возвысить его в чужих глазах. Совсем даже наоборот, он был не прочь поделиться своим опытом с этим любопытным созданием. Беседа в этом ключе даст ему шанс разглядеть в ней то, что до сих пор ускользало от глаз.
- Ни одному контрактору «Пандоры» еще не удалось выбрать Цепь самостоятельно. Да и, согласитесь, мисс, нечестно бы было, если бы всякий привлекал ту Цепь, которую хочется. Видит Бог, стоит в одном месте собраться слишком большому количеству боевых Цепей высшего класса – быть беде! А я более чем уверен, никто бы не позарился на таких, как моя Соня, всем подавай Безумных Шляпников. – он подмигнул ей и губы его тронула обманчиво добрая усмешка. – Так что выбор – прерогатива Цепи. Другой вопрос, сможете ли Вы ее удержать и склонить к контракту. Мало кто захочет ни за что ни про что лишиться свободы.

Отредактировано Vincent Nightray (Понедельник, 17 июня, 2013г. 20:00:14)

0

9

Понимая, что занятие сие подошло к концу, что собирать больше нечего, а все остальное просто мусор и нечто неприметное. Сделав глубокий вдох, мол, работа подошла к концу и можно будет как-нибудь раны залечить, хотя как раз ранами это трудно назвать, так, всего лишь неприятности в виде порезов, доставляющих мелкие неудобства крошечными каплями крови, большинство из которых осталось на тех самых осколках.
Заметив краем глаза взгляд Винсента, девушка чуть рассмеялась, так как выглядело со стороны это забавно. Наверняка подумал, что сумасшедший будет отбирать осколки, а она уж точно со странностями. Насчет второго очень даже возможно, да только не сейчас и не в данном случае. Мягко улыбнувшись, подавив в себе остатки смешинок, Кукла посмотрела прямо на герцога без тени страха или сомнения. Отряхнув руки от возможных мельчайших недоразумений, Варанда прибрала в кучу оставшиеся осколки, дабы было уборщицам легче, а после поднялась во весь свой небольшой рост, отряхнув на этот раз  подол юбки и разгладив возможные складки.
-О, господин, я не шаман, я только учусь, - подмигнула васильковоглазая, намекая на свое странное поведение, - На самом деле же, все просто, как ясный день. Знаете ли, иногда хочется что-нибудь да поколлекционировать, - здесь девушка чуть смущенно пожала плечами, убрав рукой, на пальцах которой красовались тоненькие красивые колечки из особого, видно, сплава и с особым, конечно же, назначением, непослушную прядь, пытающуюся выделить среди остальных. И только собиралась вернуться рука на место, то есть, например, спрятаться в карман (уже не пустой) той же юбки, как вдруг Найтрей подхватил ее, как-то словил и на мгновение присвоил себе. Признаться честно, ощущение было необычное. Ведь (в принципе) никто не касался особо Варанды: не было ни обходимости, ни, как говорится, желания. Конечно, исключением являлся тот же этикет, когда следует подавать руку на рукопожатие или, выходя из кареты, служащему, дабы тот помог мягко приземлиться, коснуться земли легко и непринужденно Так вот. Этот жест со стороны парня заставил было девушку отпрянуть, сделать шаг назад, только он успел же снова поразить, коснувшись губами тыльной стороны. Мгновенно, потеряв некий контроль над лицом,  заставив бледные щеки чуть покраснеть, лобик слегка нахмуриться,  а глазам и вовсе дать волю, они, бедные не знали, на чем сосредоточиться, поглядывая из стороны в сторону, но никак не прямо на собеседника. Благо, что Винсент этого, кажется, не заметил, потому что только стоило его глазам встретиться с ее васильковыми, то уже ничего нельзя было уловить: румянец мгновенно пропал, лобик не морщился, а  взгляд был ясным, излучал дружелюбие и блестел огоньком. Видимо удар больше пришелся на внутренне легкое потрясение, а чувства на время усыплены, скажем так, поэтому же быстро все пришло снаружи в норму. Поборов все возможные волны мурашек, но, не оправившись толком от впечатлений, Варанда глубоко вдохнула и выдохнула.
И тут уже сам собеседник пришел на помощь, продолжив разговор о цепях. Снова волшебное «щелк», от былого состояния не осталась и следа, Калисто спокойно воспринимала своего собеседника, видела в нем вполне приличного и адекватного сотрудника, соизволившего (в отличие от других) просто рассказать о цепи без всяких там ужимок. Слушая стоя, девушка не испытывала усталости или сонности, нет, она была более чем бодрая, блестящими глазами следя за блондином, за жестами его, за манерой разговора, пытаясь сохранить все, все запомнить, дабы составить не только свое мнение о человеке, да и просто для будущего, так, мало ли. И, прекрасно понимая, что с первой встречи вообще сведений будет мало, да и не запомнит все, Кукла надеялась на еще одну случайную встречу, чтобы сейчас полностью сосредоточиться и на речах о цепи,  о Соне, обладающей весьма забавной способностью усыпления, из-за чего, так сложилось, повстречались двое. К слову, сама цепь была очень даже симпатичной, как и хозяин, даже с бантиком и не казалось страшной, наоборот. Какой-нибудь маленький (большой любитель до игрушек) ребенок точно захотел бы погладить сие чудо. Наверное, не удержалась бы и Варанда, кто знает. В любом случае мягкая, с большим оттенком дружелюбия, улыбка не покидала бледно-розовых уст алхимика. И никакая, к слову, шутка из уст Винсента не ускользала от внимания. Что же касается Шляпника, то и об этой первоклассной цепи Варанда слышала. Что же сказать, весьма ценная вещь в руках  самого хозяина и Пандоры тоже.
- Да, вы правы. Сколько здесь разных сотрудников, да только почти у всех какой-то комплекс неполноценности цепи собственной. А из-за чего, собственно. Они только и толкуют о Шляпнике, имеющем большие возможности. Конечно, цепь эта безумно полезная, только вот никак на ней мир не заканчивается. Ведь каждая цепь уникальна, - протянула последнюю фразу девушка, придавая ей какое-то свое особенное значение. Даже взгляд ушел куда-то в сторону, будто там, казалось, крылся этот самый особы смысл фразы. Васильковые глаза продолжали блестеть, только губы изредка подрагивали, сменяясь доброй улыбкой на прикусывание нижней губы, выражая тем самым легкую степень задумчивости. Ведь разговор разговором, да только все под жирным вопросом ( касательно ее будущей цепи), ведь начальник в отпуске, да и считает этот самый начальник, что без надобности пока. Все покажет будущее. А пока здесь, в самом настоящем перед ней стоит весьма интересный собеседник, представляющий собой очередную сложную головоломку из мельчайших частей мозаики. Качнувшись, переходя на каблуках-гвоздиках небольших от пятки к носку и обратно, Калисто вновь вернула свой взгляд разноглазому, одарив уже легкой полуулыбкой, державшейся на левом краешке лица.
- Хм, вот оно как. Здесь действительно.. лучше не прогадать с действиями, - чуть помедлила с ответом алхимик. - Что же, как я могу отблагодарить вас за столь приятный ответ на мои вопросы? - слегка лукаво, будто даже с какой-то ноткой игривости и случайного заигрывания, легкого флирта, абсолютно неосознаваемого самой девушкой, прозвучал вопрос из ее же уст. Улыбка тут же приобрела лисий оттенок, будто говоря за хозяйку о возможном продолжении знакомства.

0

10

Винсент с мягкой улыбкой смотрел на это преисполненное лукавства и в то же время наивности существо, и в очередной раз утверждался в мысли, что нет никого двуличнее женщины, какого бы возраста и социального статуса она ни была. Вся эта мишура не скрывает природной натуры этих змей, а лишь раскрывает под разными углами, и от этого становится тошно.
- Музейные экспонаты в равной степени уникальны, - заметил он, назидательно качнув указательным пальцем. – Однако полезны далеко не все.
Соня тем временем начала медленно растворяться, избавляя контрактора от плена своего хвоста и раздражения, сопряженного со всеми несанкционированными проявлениями ее силы. Заключая с ней контракт, он и представить себе не мог, что она доставит ему столько хлопот и измотает столько нервов.
Найтрей бросил беглый взгляд за окно, прикидывая сколько времени он потерял, поддавшись Соне и  ввязавшись в эту беседу, следуя приличиям и туманному предчувствию, что эта Варанда может ему рано или пригодиться. Теперь, однако, он думал лишь о том, как бы поделикатнее выпутаться из сетей разговора и ускользнуть из штаба, пока его опоздание в маленьком особнячке в центре Риверры еще не сочли безнадежным.
На сей раз ему повезло: девушка сама предложила ему выход из положения.
- Что же, как я могу отблагодарить вас за столь приятный ответ на мои вопросы?
- С моей стороны было бы смешно и бестактно на что-то рассчитывать из-за такого пустяка, – он коротко хохотнул. – Однако, раз Вы сами заговорили об этом, я не в силах удержаться от одной ничтожной просьбы. Вы ведь не возражаете?
Молодой человек склонил голову в вопросительном жесте, отчасти перенимая кокетливое выражение лица собеседницы и с превеликим удовольствием вспоминая о приглашениях на бал в городской ратуше, которые он и его братья получили этим утром. Вероятно, такие можно было найти почти у всех дворян, посвятившим свои сердца и жизни служению четырем Великим Герцогам. Самое посредственное пошлое мероприятие, одно из многих празднеств, поводы для которых никого толком не интересуют.
- Мне было бы очень приятно надеяться встретить Вас на балу в ратуше в эту субботу и сознавать, что я могу рассчитывать на танец.
Он вскинул брови, в ожидании ответа, думая о том, что это вполне может стать приятным разнообразием среди однотипных подобострастных наштукатуренных лиц молодых дворянок, чередующихся с застенчивым румяным от смущения личиком Ады Безариус, которая, он был уверен, непременно там будет, и с которой он, в этом можно было не сомневаться, он позволит себе целых два танца, как красной тряпкой перед быком, тряся этим символическим знаком его симпатии к ней перед носом ее ревнивого дядюшки.
- Право же, не смею больше Вам надоедать, леди, – он поклонился ей. – До скорой встречи, я надеюсь.
Винсент скользнул к двери и вышел, оглянувшись напоследок, и отмечая про себя, что партия была разыграна очень даже не дурно, спектакль начался и, вероятно, будет иметь весьма многообещающее продолжение.

0

11

завершен

0


Вы здесь » Pandora hearts: new fairy tale » Эпизоды » FB. История о витражах для сна, внезапности и двух переменных


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC