Pandora hearts: new fairy tale

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora hearts: new fairy tale » Эпизоды » FB. Если ты задаешь вопрос, ответом всегда будет «да»! ©


FB. Если ты задаешь вопрос, ответом всегда будет «да»! ©

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Временной промежуток, дата событий: 31 октября, часы бьют 21:00.
Описание ситуации и место действия: Одна из фамильных резиденций дома Рейнсворт. Герцогиня Шэрил ещё не пришла в себя после инцидента с Баскервиллями и герцогом Барма, а посему находится не в самом хорошем из физических состояний. Мало того, Шэрон, её любимая внучка пропала.
Вечером, не в самую благоприятную погоду, в поместье прибывает Миллисента из дома Гридрейн с письмом странного содержания, адресованным именно пожилой даме. Ссылаясь на дурную погоду, женщина просит молодую наследницу уделить ей немного её времени. Так, что же будет, если это послание содержит сведения о Шэрон, а Шляпник, верный слуга и хороший друг, не дремлет?
Участники эпизода: Millicenta Greedrain, Sheryl Rainsworth - сначала. Sheryl Rainsworth, Xerxes Break - после ухода наследницы Гридрейн.

0

2

Физическое состояние: немного замерзла в дороге, но уже начала согреваться.
Моральное состояние: волнение перед разговором с леди Шерил, любопытство, надежда отыскать крупицы таящейся за пределами ее знаний истины.
Внешний вид: строгое платье синеватых и небесно-голубых оттенков, подвеска с сапфиром, кожаные перчатки, синий плащ из плотной теплой ткани.
Личные вещи: длинный синий же зонт с изогнутой ручкой, конверт для леди Шерил.

Это произошло буквально спустя несколько дней после того, как расторопные наемнички вернули бежавшую из дома Миллисенту Гридрейн под надзор родителей. Однако никто не стал запирать ее на семь замков, ограничивать свободу передвижения или запрещать заниматься верховой ездой. Да девушке и самой не хотелось повторно проворачивать этот неудачный опыт, ведь она до сих пор отчетливо ощущала свою вину перед семьей и искала любые способы, малейшие возможности ее искупить. В один из таких дней Джерард Гридрейн подозвал дочь к себе.
- Милли, девочка, у меня есть к тебе поручение, - отец говорил вполне серьезно, но Милли уже не чувствовала в его голосе отголосков недовольства ее проступком и это принесло ей некоторое облегчение. - Для начала возьми этот конверт и постарайся обращаться с ним как можно осторожнее.
Девушка послушно приняла из рук Джерарда небольшой конверт из плотной бумаги, с семейной печатью и совершенно без подписи. Озадаченно оглядев его со всех сторон, она кивнула отцу.
- Нужно доставить его в особняк Рейнсвортов, лично в руки госпоже Шерил Рейнсворт. Поняла? У меня сегодня дела совсем в другом конце города, так что надежда только на тебя. Вопрос безотлагательный и очень важный, советую тебе поспешить.
Убедившись, что дочь действительно поняла, Джерард отправился восвояси, а Милли решила действительно поторопиться и в рекордное время приготовилась к отправлению.
Дверца кареты хлопнула, кучер тронул лошадей, и привычная тряска экипажа увлекла девушку, как всегда, в глубины собственных мыслей. Она первые увидит герцогиню Шерил вблизи и даже сможет переговорить лично с ней! Гридрейны, конечно, довольно знатная семья, но у Рейнсвортов особое положение в обществе благодаря связи с Пандорой. Это было известно даже Милли, чьи ушки тщательно оберегали от всего, что связано с этой организацией и ее деятельностью. Девушку, несомненно, интриговало и содержание конверта, однако раскрыть его она бы не осмелилась, ведь это значило бы вновь подорвать доверие семьи. А еще... Вдруг сегодня, именно сегодня, ей удастся наконец-то узнать что-нибудь важное о внешнем мире? О Пандоре, о Бездне, о волнениях в стране? Милли решила быть настолько внимательной, насколько только сможет, и тогда, быть может, какие-то знаки сами укажут ей путь к правде. Более того, сама леди Шерил - далеко не заурядная аристократка, если верить доносившимся до Милли слухам, и поэтому девушке еще больше хотелось увидеться с главой дома Рейнсворт.
А за окном лил осенний дождь и не стихал ветер. Сквозняк гулял по карете, несмотря на плотную обивку. Но Милли предвкушала встречу и за напряженным ожиданием не замечала холода, лишь смотрела в окно и вызывала в память образ леди Шерил Рейнсворт.
Привратник особняка герцогини был удивлен, когда к воротам подъехала карета с гербом Гридрейнов и Милли, представившись, назвала цель визита и не забыла принести извинения по всем формулам вежливости за неожиданный визит. Тем временем кто-то из мелких слуг успел сбегать в особняк и вызвать лакея, дабы тот проводил посетительницу непосредственно к самой леди Шерил, если госпожа, конечно же, захочет ее принять.
Милли поблагодарила привратника и, раскрыв предусмотрительно взятый с собой зонт, направилась за лакеем, попутно с величайшим любопытством разглядывая особняк Рейнсвортов и вообще все, до чего дотягивался взгляд. Она старалась найти как можно больше информации в деталях и... заглушить волнение перед встречей, отвлекаясь на обдумывание каких-то мелочей.
Поскольку юная Гридрейн отказалась отдавать слугам верхнюю одежду или зонт, ссылаясь на срочность, довольно скоро посетительница и лакей оказались перед нужной дверью. Постучавшись, Милли зашла в кабинет. Леди Шерил, которую уже наверняка известили о неожиданном визите, дожидалась ее там. Милли глубоко вздохнула и заговорила ровно, словно выучила слова наизусть.
- Добрый день, госпожа Рейнсворт. Я, Миллисента Гридрейн, в качестве представителя своего дома, семьи Гридрейн, прибыла с тем, чтобы лично в руки передать вам послание от имени Джерарда Гридрейна, моего отца.
Определенно, говорить в привычном с детства вежливом стиле, не выдавая волнения и эмоций, намного проще. Хоть это и не меняет того, что Милли больше всего на свете хотелось бы, чтобы люди говорили друг с другом искренне и начистоту, не прибегая к ничего в общем-то не значащим витиеватым фразам и сложным оборотам.
- Приношу глубочайшие извинения за столь ранний визит, однако, по словам моего отца, дело безотлагательное и требует вашего внимания как можно скорее.
Под внешним спокойствием девушки скрывались волнение, неуверенность и желание не допустить ни единого промаха в общении с леди Шерил. С зонта стекали капельки дождя, оставляя на полу небольшую лужицу. Ее промах номер один...

0

3

Физическое состояние: головная боль, слабость, температура.
Моральное состояние: оптимистичный настрой, хотя чего-то с осторожностью ожидает.
Внешний вид: фиолетового оттенка строгое платье с узорами в виде вьющейся лозы, вышитой золотой тесьмой, и небольшими оборками на подоле; широкий пояс-корсет. На плечи накинута шаль кремового цвета. Волосы распущены и тщательно расчёсаны, верхние пряди собраны на затылке в пучок и связаны синей лентой.
Личные вещи: тессен, харисен, книга.


С некоторых пор Шэрил начала уставать от чтения. Если раньше она могла часам сидеть перед камином и рассуждать с аловолосым герцогом все прелести и погрешности какого-нибудь произведения, при этом тихо посмеиваясь, когда его забавная и непослушная прядка на голове тряслась, выдавая негодование хозяина ввиду того, что спорить он будет ещё достаточное количество времени. То сейчас же герцогиня ощущала какую-то пустоту, возникшую не из-за отсутствия дорого друга и опоры (в частности), а из-за исчезновения чего-то столь важного, что Шэрил начала задумываться об ударе «ниже пояса».
   Она примерно догадывалась, зачем похитителям понадобилась маленькая госпожа дома Рейнсворт и из-за этого становилось хуже вдвойне. Но женщина не выдавала своих раздумий никому, исключая самых близких, которые, по её мнению, могли бы спасти Шэрон. Однако рассуждения, начатые от цели и места похищения, встали в тупик на предполагаемом похитителе, у которого на уме должны быть очень хорошие аргументы своих поступков.
   Во всяком случае, Шэрил никогда не теряла лица, когда кто-либо затрагивал эту тему, оставаясь такой же оптимистичной дамой с арсеналом самых различных шуточек и подколов. Но в последнее время её стала посещать мысль, что дурной поступок Руфуса и похищение Шэрон плотно между собой связаны. И, найдя одного из них двоих, можно подобраться максимально близко к другому. «Ру очень любит хорошую игру актёров».

Стол накрывает Лиана, девушка, которая уже приличное время работает в этом доме прислугой. Какое-то время она находилась в бесконечном лабиринте резиденции герцога Барма, но оный господин умеет выражать симпатию очень разными способами. И вот, Лиана - этот самый своеобразный жест, который так сильно страшится гнева и неодобрения со стороны бывшего господина. Нет, не так, она боится его веера, который уже нашел себе место на предплечье девушки.. Шэрил видела, совершенно случайно. Максимализм друга никогда не перестанет удивлять её.
   Герцогиня переворачивает страницу и даже не читая наизусть выученный текст, содержание которого приелось лет так в пятнадцать, смотрит куда-то сквозь огонь в камине, от которого пышет жаром. Жарко и самой леди, но не от недавней растопки из-за похолодания на улице, а от повышенной температуры тела. Неужели умудрилась простудиться на одной из своих прогулок по саду? Болела она достаточно давно, так что сама ни капли не удивлялась, а просто пережидала, когда уйдут головные боли и слабость во всём теле. «Слишком погода разгулялась сегодня,» - короткий вздох и тревожный взгляд Лианы. Шэрил машет рукой и улыбается по-домашнему, заверяя девушку таким образом, что всё в порядке. А сама возвращается к бездумному листанию книги и поиску новых мыслей.
   Герцогиня слышала неторопливые шаги дворецкого, который вскоре показался в дверном проёме просторной гостиной с канделябром в руках. Судя по выражению его лица можно догадаться, что кто-то требует внимания здешней госпожи. Кто-то очень важный.
   - Госпожа Рейнсворт, - учтиво поклонился, прикладывая правую ладонь на левую сторону груди; выпрямился, - леди Миллисента из Дома Гридрейн требует аудиенции с Вами.
Шэрил дала ответ сразу же, но сама себя, а пока отмалчивалась, задумчиво проводя указательным пальцем по ямочке на своём подбородке. Значит, не обманывали её предчувствия, которые часто посещали последние три дня. Что-то должно было случится, и это что-то случилось. «Я ожидала что-то вроде этого, но... не думала, что герцог пришлёт кого-то вместо себя. Или всё становится слишком просто, или же ситуация поворачивается такой стороной, что из неё будет трудно выкрутиться».
   Дворецкий хотел, судя по всему, уточнить что-то, но поднятая ладонь дамы его остановила, заставляя слушать наказ.
   - Конечно, - кивнула, поправляя светлую прядь волос, выпавшую из общей причёски, - прошу проводить леди Миллисенту прямо сюда. Негоже даме мёрзнуть в парадной.
   Дворецкий, повторно поклонившись, развернулся и ушёл, закрывая за собой двери. Шэрил улыбнулась чему-то, кладя давно закрытую книгу на бесчувственные колени и, перекрутив несколько раз колёса инвалидного кресла по направлению стола, устроилась удобнее, спокойно собираясь с мыслями.

   Новоявленная особа вызвала смешанные эмоции и массу впечатлений у пожилой женщины, которая и толком оглядеть её не успела, внимательно слушая вполне ожидаемую речь. Наизусть выученную, безэмоциональную, какой учат всех детей в высшем свете и не только. Шэрил улыбнулась, хлопнув ровно три раза в ладоши, призывая гостью ко вниманию. Однако стоит отметить, что сия персона вела себя вежливо с герцогиней соблюдая почти все правила этикета и приличия, что не могло не радовать хозяйку дома.
   - Леди Миллисента, очень прошу Вас, оставьте этот вежливый тон за дверьми моего особняка, - вздохнула почти огорчённо, - он мне так наскучил.
   Может, внешне девушка и держалась стойкой стеной, но в её глазах Шэрил смогла разглядеть волнения и какой-то страх. Конечно она же впервые тут. Сама Шэрил боялась, когда впервые посещала герцогские дома от имени своей матери и от лица всего Дома Рейнсворт. Но тогда в крови её был азарт и чувство чего-то неизведанного и нового.
   - Я ожидала, скорее всего, Вашего отца, миледи, но это не значит, что Вам я не рада. Что Вы. Прошу, присаживайтесь - составьте мне компанию в таком скромном вечернем чаепитии.
   Провела рукой по воздуху, вежливым поклоном высказывая свои желания в обязательной беседе и передачи письма. «Всё-таки, всё может сложиться наилучшим для меня образом. Эту девушку, может быть, будет легче разговорить, нежели строгого Джерарда». Мало того, герцогиня уже давно не появлялась на людях и принятие свежих сплетен может только по сопутствовать её выздоровлению и изгнанию хандры.
   - Лиана, дорога, прими, пожалуйста, у нашей гостьи накидку и зонт. - Кивнула прислуге, которая уже направилась к девушке с целью забрать одежду и обеспечить им должный уход: высушить и привести внешне в полный порядок. - Надеюсь, Вы любите шоколадные пирожные, миледи?
Вторая служанка начала разливать чай.

Отредактировано Sheryl Rainsworth (Вторник, 16 апреля, 2013г. 20:12:45)

+1

4

Едва Милли успела договорить приветственную речь, а вернее ее вступительную часть, леди Шерил совершенно внезапно трижды хлопнула в ладоши. Хлопки получились звонкими, они словно оглушили девушку, и она озадаченно посмотрела на герцогиню.
- Леди Миллисента, очень прошу Вас, оставьте этот вежливый тон за дверьми моего особняка, он мне так наскучил.
А вот это был неожиданный поворот беседы. Неужели леди Шерил просила, чтобы Милли перестала говорить в вежливом стиле? Но... Но как это возможно?! Ведь Милли - наследница известного рода, а ее собеседница - глава одного из четырех великих домов. Как же можно позволить себе обращаться к герцогине иначе, чем согласно заповедям вежливости? На мгновение девушка представила себе, как они с леди Шерил, словно подружки-сплетницы, шушукаются о чем-то промеж собой. И непременно рассмеялась бы, если бы не была в первую очередь представителем своего дома и ответственной дочерью. В общем, Милли не могла обещать сменить тон, поэтому решила, что станет использовать более простые, но, тем не менее, вежливые фразы.
Юная Гридрейн кивнула на предложение герцогини занять место в кресле. Но прежде, виновато глянув на лужицу дождевой воды, все же отдала служанке Лине плащ и зонт, а памятный конверт с величайшей аккуратностью предала главе дома. Теперь, освободившись от мокрой и холодной верхней одежды, девушка чувствовала себя донельзя уютно. Комната оказалась теплой, а кресло - таким мягким.
Пожалуй, предаться атмосфере уюта мешала лишь одна проблема: Милли не имела ну ни малейшего представления о том, зачем, собственно, она послана сюда и что же все-таки таится в послании от ее отца. «А что если леди Шерил, прочитав его, захочет уточнить что-либо у меня?» - что ж, в таком случае Милли честно попросит ее связаться с Джерардом, что же еще ей остается. И нечего теперь обижаться: даже если отец и захотел бы раскрыть ей невероятную тайну конверта, после расчудесного побега дочери он вряд ли бы на это отважился. Хотя что-то подсказывало Милли, что в дела такого рода ее в принципе предпочитают не посвящать. Сначала «нос не дорос», теперь вот «не женское это дело». Ну как же не женское, если леди Шерил вон еще какая женщина, причем хоть куда женщина. И как прекрасно домом управляет! Глупости все это! И Милли имеет право знать, еще как имеет. И Милли, полная негодования, непременно предъявила бы свое обвинение отцу, если бы действительно не ощущала себя виноватой за этот треклятый побег.
А леди Шерил тем временем предложила гостье угощаться пирожными, и Милли потянулась к угощению вовсе не из вежливости: уж очень аппетитно они выглядели.
- Шоколадные пирожные прекрасны, леди Шерил, благодарю, - понадеявшись, что это достаточно «не вежливо», Милли продолжила наслаждаться вкусом пирожного, не забывая поглядывать на герцогиню со смесью любопытства и страха. Кроме того девушка понимала, что даже если и не сможет удовлетворить леди ответом на ее вопросы, то наверняка узнает для себя что-нибудь интересненькое, если будет внимательно слушать.

0

5

Скромность красит любого человека. Вне зависимости мужчина это или же женщина. Воспитанность и этикет лишний раз подчёркивают твоё уважения к человеку и даже к себе.
   В те времена, когда Шэрил была совсем молода, как Шэрон, например, тёти и дяди из высшего света по одному только реверансу определяли, из какой семьи ты происходишь, какие у тебя родители и прочее. И это не могло не вызывать волну дрожи, которая мурашками пробегалась по спине, заставляла подкашиваться ноги и опираться на стеночку, как при сильнейших головокружениях.
   Эх, были же времена. Что говорить о нынешних наследниках и подрастающих поколениях: на возмущения своих коллег и упрекающие взгляды любого сотрудника «Пандоры» в сторону женщины, который говорил, что, мол, госпожа, Вы им многое прощаете, герцогиня Рейнсворт отвечала довольно свободно и на радостях: А вы когда-нибудь были молоды? Ответов, как правило, не следовало. Только тихое сопение, как бы протест. Тихий и в то же самой время немой. Шэрил улыбалась.
   Дождавшись, пока гостья присядет в удобное и мягкое кресло, в котором находилось порядком около трёх подушек небольших размеров с самой различной отделкой (что-что, а вот максимальное удобство женщина очень любила), Шэрил, наконец-таки, почувствовала своими руками бумажный хруст, не торопясь доставая из конверта с герцогской печатью дома Гридрейн сложенный вдвое листок чуть желтоватого оттенка.
   Если дело не требует пауз и раздумий, Шэрил с радостью выслушает и примет просьбу Джерарда к сведению и, после пары минут небольшого собеседования, напишет ответ главе Дома. Но тут Шэрил подумалось, что потребуется куда больше пары минут на ответ. И не десять минут, и не пол-часа, и даже не три. Тут всё тоньше. Рука главы Гридрейн, несомненно, а вот слова и смысл, увы, не его. Догадаться довольно легко... «Обращение "дорогая герцогиня" явно не в его стиле, ах».
   По мере чтения небольшого письма герцогиня медленно стирала со своих губ привычную улыбку и даже, буквально на несколько секунд, скривила их в отвращении. «Прибыть в замок к королеве и передать все полномочия семье Гридрейн, а так же подтвердить их превосходство среди остальных домов?» Не прочитав следующие строчки, Шэрил бы подумала, что кто-то неудачно пошутил над ней, а, следовательно, в целом, нам всеми Рейнсвортами, как основной, так и побочной ветви. «Не гарантируют сохранить жизнь моей внучки? Ну, что за непоседливые детишки. Боже-боже. Наказать их и глазом не моргнуть. Хотя тут ощущается и присутствие Ру, или же это всё моя мигрень. Её Величество хорошо проживёт и без моего визита. Боже, храни Королеву». Более никак не реагируя на содержания письма, предпочитая оставить все свои эмоции где-то внутри себя, как и полагает истинной леди, Шэрил сложила листок и убрала его в конверт, откладывая на стол. «Стоит позже всё обговорить с Брейком. Думаю, он в этом деле мне подсобит, как и я ему». Но пора было возвращаться к гостье которая, видимо, успела заскучать.
   - Миледи, - подала свой голос герцогиня, улыбаясь, - я безумно рада, что наши десерты оказались Вам по душе. Прошу, испробуйте и кексов.
   И сама уже коснулась пальчиками чашки с ещё горячем чаем, не спеша поднесла её к губам и немного отпила лишь в целях смочить горло и продолжить разговор. «М. Может, стоит её расспросить об этом письме? Имеется маленькая вероятность того, что она в курсе дел своего отца, а, может быть, Джерард никого к ним не допускает».
   - У Дома Гридрейн растёт поистине прекрасная наследница, - склоняет голову к плечу, поправляя золотистые локоны своих волос на плечах двумя пальчиками, - я вижу в Вас красавицу Диану и строгого Джерарда в одном лице. Мне очень приятно разговаривать с Вами, леди Миллисента. Поведайте мне, как же поживает Ваш отец? А мать всё так же добра и гостеприимна?
   Дворецкий бесшумно подкладывает в камин ещё несколько полен, не жалея их. Погода и правда решила разгуляться, так что ночка предстоит весьма и весьма прохладная.
   В подобное время в поместье Рейнсворт нередко являлся Руфус. Неожиданно, пугая всю прислугу. Он садился у бесполезных ног хозяйки дома и долго с ней вел разговор, откладывая сон в самый дальний угол, с некоторой заботой разглаживая складки на её домашнем платье.

0

6

Потрескивал камин, гоняя тени по стенам и потолку, за окном не унимался дождь, а в тепле и уюте кабинета герцогини Рейнсворт продолжался разговор хозяйки дома с незваной гостьей.
Милли с удовольствием доедала пирожное, внимательно наблюдая, как леди Шерил вскрывает конверт, как быстро скользит ее пара невероятно мудрых глаз по строчкам письма. По реакции герцогини девушка собиралась сделать первоначальные предположения о содержании послания. Она внимательно следила за изменениями благодушного выражения лица главы дома Рейнсворт. Но либо послание не вызвало у нее никаких эмоций, либо она предпочла их скрыть. Милли остановилась на последнем. Что за эмоции, которые стоит скрывать? Гнев? Разочарование? Тревога? Столкновение со сложной проблемой? Мысли ее бежали слишком быстро, но вдруг оборвались в единое мгновение под натиском сомнений. «А что если мне только кажется? Быть может, там просто деловое предложение от отца? Но тогда к чему спешка? Все не так просто, я уверена!»
А леди Шерил... Она вела себя так, словно послание ничего не значило, и вот уже предлагала ей, Милли, замечательные кексики. Но к угощению юная Гридрейн притронуться не успела, потому что Шерил вновь заговорила, уже требуя от гостьи развернутого ответа.
«Ох, герцогиня, а ведь меня вы просили отказаться от официального стиля, - мысленно прокомментировала Милли ее витиеватое обращение. - Как же мне теперь вам ответствовать?» Все-таки девушка вновь постаралась подобрать нейтральные слова, но не была уверена, что получилось удачно.
- Отец мой здравствует, как и вся наша семья. И мы всегда рады принимать гостей. Если судьба распорядится так, что вы однажды окажетесь неподалеку от нашей усадьбы, можете быть уверены, что Гридрейны с удовольствием примут вас под крышей своего дома.
И пока право говорить все еще оставалось за ней, Милли, скользнув взглядом по распечатанному конверту, решилась на вопрос, с одной стороны, вполне логичный. Наверняка леди Шерил ждала от нее чего-то подобного.
- Быть может, вы составите ответное послание отцу? Я могла бы передать ему лично в руки по возвращении.
Милли надеялась, что не столько ответ, сколько выражение лица или интонации герцогини помогут ей узнать еще немного о содержании загадочного письма. Согласится ли она составить ответ? Или не станет делать этого при ней? А может отложит до личной встречи с отцом?
Все было невероятно сложно и запутанно для юной девушки, прежде не участвовавшей в интригах между семьями аристократии. И тем не менее Милли была счастлива, что оказалась замешана в какую-то тайну между Гридрейнами и Рейнсвортами. Теперь, когда она хотя бы знает о наличии оной, приступить к разгадыванию будет гораздо проще, чем искать наугад. И это помимо таинственной, но вездесущей Пандоры, в которой, кстати, состоят и Рейнсворты! Ох, Милли, тебе определенно есть чем заняться, кроме твоих бесконечных уроков и подготовки к участи прилежной женушки.

0

7

Служанки принялись сдвигать коричневого цвета плотные и тяжёлые занавески с оборками по низу, в некоторых местах одёргивая и отряхивая складки веерными опушками. Тихо, чтобы не потревожить беседу хозяйки поместья и её молодой гостье, но достаточно, чтобы привести помещение в порядок и избавиться от бытовой пыли.
   Погода не жаловала людей в последнее время, поэтому будет лучше переждать её очередной внезапный каприз где-нибудь в тепле, у камина. Прямо, как сейчас.
   Чистого неба и палящего солнца Шэрил не видала с момента её последней встречи с Руфусом. Тогда она впала сознанием в густой мрак, имея только солнце и небо перед собой. А так же некоторое время, чтобы осмыслить некоторые факты, связывающие её и Ру.

   - О, я рада слышать, что семья Гридрейн всё ещё с благом относятся к давним друзьям. - Склоняет голову на бок, всё ещё держа в одной руке кружку с чаем, в который дворецкий, по просьбе герцогини, добавил пряных трав, чтобы немного облегчить состояние дамы и снизить температуру. А то из-за постоянной лихорадки и выспаться порядком не удаётся. - Прошу меня простить, что я так настойчива, и, видимо, успела Вам немного надоесть с расспросами. Я уже давно не выходила в свет. Неважно себя чувствую.
   Поставив чашку с чаем на блюдце, женщина вновь положила свой взгляд на конверт, что лежал рядом. «Значит, угрожают. Тот, кто заставил Джерарда написать это, явно рассчитывает, что я поспешу на помощь Шэрон. Да, они правильно думают, но это - во вторую очередь. Внучка моя ещё лучше меня самой понимает, что такое "долг". Сначала надо наказать тех, кто решил поиграть». Связаны ли как-то Гридрейн и Барма с Баскервиллями, герцогиня точно не знала, что догадывалась, что и аловолосый друг её приложил к этому обстоятельству свою лепту.
   Ни минуты покоя. Разве, это - не чудесно?
   - Что Вы, мне надо обдумать предложение Вашего отца прежде, чем я дам ему ответ, в котором сомневаться не буду и о котором не пожалею. Боюсь, что домой Вы вернётесь с пустыми руками. А пока сохнет Ваша одежда, и погода бунтует, отдыхайте и наслаждайтесь угощениями.
   Провела ладонью по своему колену, разглаживая складки домашнего платья и отдёргивая после этого его рукав. «Интересно, как быстро сможет действовать Брейк в такой ситуации и при собственных обстоятельствах? Не будет он рад подобному посланию».
   - Прошу поведать мне, милая леди, - осторожничает женщина, нежно поглаживая подушечками пальцев рельефные стенки чашки с ручной росписью синими красками какой-то лозы или порывов ветра, усыпанного едва заметными блестками, - положен ли Вам уже жених?

0

8

Заморожен

0


Вы здесь » Pandora hearts: new fairy tale » Эпизоды » FB. Если ты задаешь вопрос, ответом всегда будет «да»! ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC