Pandora hearts: new fairy tale

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pandora hearts: new fairy tale » Эпизоды » FB. Смешно бить зеркала, когда не понравилось отражение.


FB. Смешно бить зеркала, когда не понравилось отражение.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Временной промежуток, дата событий: ~ 3 года назад. Время послеполуденного чаепития.
Описание ситуации и место действия:
Королевский дворец - одно из самых замечательных и вместе с тем тоскливых мест на земле. Те, кто там никогда не был, стремятся попасть туда, а те, кто родился там, всеми силами пытаются исчезнуть оттуда. Чем, собственно, и занят будущий наследник престола принц Эдмон. Сегодня, однако, фортуна не на него стороне - на первом же перекрестке коридоров ему попалась крикливая горничная, которая без проволочек доставила бедолагу непосредственно к покоям королевы, где страдания Теда продолжились.
Причиной всех переодеваний, причесываний и прочих непонятных (а иногда и незаметных) вещей - визит герцога Найтрея с детьми. Среди перешептываний служанок стало ясно, что всего у герцога три сына (из тех, что остались в живых) и дочь. Которую, кстати, не взяли. 
Участники эпизода: Ted Ross, Gilbert Nightray, Elliot Nightray, Vincent Nightray.

0

2

- Эдмон, ты просто невыносим! В таком возрасте и сбегать из дворца! Сколько тебе лет, сколько, вот скажи мне? - по роскошной комнате, отделанной в светлых пастельных оттенках, среди которых доминировали желтые и песочные оттенки, порхала из угла в угол, то и дело театрально заламывая тонкие руки в украшениях, молодая женщина, то и дело нервно одергивая длинную пышную юбку, которая то и дело цеплялась за те или иные предметы интерьера - за подлокотники кресла, за край столиков, пуфиков, подушек. Казалось, цель ее перемещений заключалась в том, чтобы зацепить как можно больше объектов и тем самым вызвать припадок совестливости у молодого рыжеволосого человека, с мрачной миной сидевшего на стуле посередине комнаты. Вокруг него роем вились служанки в черно-белых тонах - в их проворных ручках мелькали расчески, пудры, пару раз даже ножницы, различного рода аксессуары вроде запонок и лент на шею. А наследник все скучал...
Тяжелый его вздох, эхом оттолкнувшийся от стен и вознесшийся к потолку, служил ответом на все негодование мачехи. Учитывая то, что принц проспал от силы три часа - сначала читал книгу, а потом под ее влиянием залез в энциклопедии и вознамерился попасть в неизведанные земли - жужжание Виктории только отвлекало и раздражало. Однако надо было отдать ей должное - она умела держать себя в руках и, к счастью, маленькая его шалость, ввиду того, что не удалась, будет забыта...через десять минут.
Лениво скосив глаза на циферблат часов, Тед вздохнул и чихнул. Он, разумеется, не имел ни малейшего понятия, для чего королеве требовался он для того, чтобы провести "дружеское" чаепитие. Ее друзья - отнюдь не друзья принца, и уж тем более, если это просто чаепитие - зачем устраивать из этого такой балаган с переодеванием и приведением наследника в божеский вид? Мог бы и так выйти к людям - раз друзья, то поймут. В чем-то крылся подвох, но надо чуть-чуть подождать...
Едва за последней горничной захлопнулась дверь, принц потянулся и небрежным движением пятерни растрепал все, что так заботливо укладывали девушки на его голове, в привычный беспорядок, словил гневный взгляд мачехи и поинтересовался, деликатно прикрывая рот при зевке:
- Моя госпожа, я все же уточню еще раз - мое присутствие на данном мероприятии обязательно или вы берете меня лишь для придания себе авторитета? Какие цели вы преследуете, королева? - Эдмон редко обращался к Виктории по имени. Отчасти это было связано с вбитыми с детства правилами этикета, которые предписывали обращаться по титулу к людям выше тебя титулом, отчасти в этом была виновата позиция Теда о том, что Виктория на деле не являлась королевой, поэтому этот титул давался с саркастическим значением.
Виктория остановилась и внимательным тяжелым взглядом окинула с ног до головы его высочество. Принцу показалось, что он чувствует, как работают мысли в ее голове, высчитывая, какую часть информации стоит выдавать мальчишке, а какую стоит хранить в секрете. Видимо, чаша весов склонилась в сторону правды, потому, как ни прошло и минуты, как  королева, оправляя складки на платье, произнесла:
- У герцога Найтрея трое сыновей. Я хочу, чтобы ты посмотрел на них. Не просто как на людей, а как на будущих супругов твоих сестер. 
- Простите, что?! - молодой человек с трудом удержался на стуле, пытаясь переварить сказанное. Ай да королева, ай да молодец! Какая работа мысли, какой полет фантазии! А он-то, наивный, предполагал, что это просто "држеское" чаепитие, а это, оказывается, смотрины!
- Я отказываюсь в этом участвовать, королева.
- Слишком поздно, Эдмон - они уже ждут. - Виктория изящным жестом (да черт подери, откуда эта привычка замечать мелкие приятные жесты в том, кого терпеть не можешь?!)  указала на дверь...
К жуткому удивлению наследника, "чаепитие" проводилось не в банкетном зале, а в более маленькой и уютной гостиной. Место, похоже, тоже выбиралось неслучайно - королева хотела заставить гостей почувствовать себя "как дома", дабы те расслабились и явили ей свою настоящую сущность. Оставалось только мысленно отдать честь уму и прозорливости мачехи - загнанные в узкое пространство гости тут же заозирались и принялись сиротливо жаться друг к дружке, а после любезного приглашения Виктории уселись на краешек стульев и замерли в одной позе, как суслики. Тед же нахально развалился в кресле напротив самого младшего брата - его представили, как Элиота - и задумчиво созерцал всех по очереди, пытаясь определить, на кого похожи сыновья. Вывод получался какой-то совершенно нелогичный, и вскоре он бросил это занятие, от скуки разглядывая младшенького. Чем, похоже, и заставил растеряться бедолагу. А королева все больше и больше втягивала в разговор о политике и прочем, прочем, вплоть до погоды, герцога Бернарда. Так что смотайся сейчас Росс - она бы и не заметила.
Однако упорный в своем желании кому-нибудь сегодня да насолить, старший наследник все так и сверлил Элиота взглядом...

+1

3

Элиота никто заранее не предупреждал. Никто не спросил его согласия. Просто взяли и сказали, что это дело ну прямо жизни или смерти, запланированное если не с начала зарождения сего мира, то хотя бы с того момента, когда Бернарду Найтрею пришло то самое загадочное письмо и не менее загадочным и очаровательным приглашением. И принять этот призыв глава дома должен был безоговорочно, точно как вольная птица обязана бордо рухнуть на землю - этого можно было и не делать, будь желание! К сожалению или нет, но эта точка зрения младшенького совершенно никого не волновала. Особенно многоуважаемого отца, чьему повелению, как не изворачивайся, но не противиться даже самыми весомыми аргументами и правдами. О неправдах и речи идти не может, если разговор касается Элиота Найтрея - самого младшего сына одного из четырёх Великих герцогов.
В курс дела его особо не посвящали, сказали, мол, "так и так, веди себя прилично и не опозорь семью перед королевской семьёй". И всё. Больше никакой информации Элли не получил, отчего обиженно ворчал всю дорогу до королевского дворца о том, что, - как это так! - непонятно зачем повезли куда-то, зачем-то, к кому-то (ну ладно, сказали, к кому - так эффект не тот). Разумеется, ворчал про себя, ибо рядом в карете ехал отец, а перед ним не позволительно было так себя вести, что белобрысый хорошо понимал. Также были взяты приёмные братья, - Гилберт и Винсент - что совсем немного, но всё же заставляло Элиота задуматься - почему отец не взял Клода и Эрнеста?
"Дела у них, наверное."
Как никак, но всё же успокоившись от этой мысли (а может и наоборот, разозлившись - юный Найтрей как-то не понял своих чувств), наследник подпёр подбородок ладонью, локтем этой же руки оперевшись о колено, стал смотреть в медленно проносящиеся за окном деревья, кусты, а потом людей, дома. Просидел бы так и дольше, если бы они наконец не доехали до назначенной отметки - это огромное здание, даже больше, чем их поместье, не представлялось спутать возможным ни с чем, кроме как с таким же пышным и роскошным королевским дворцом. Гордо пшикнув и отвергнув предложенную помощь, - уж выбраться из кареты - дело вовсе не трудное, чтобы позволять себе оказывать поддержку, - мальчишка смиренно пошёл за отцом и братьями, какими-никакими, но братьями, идущими за так услужливо улыбающейся служанкой, которая и должна была провести их к назначенному помещению.
Надо сказать, Элиот думал, что их ожидает какое-нибудь громадное помещение (и много народу, даже мечтал он об этом - если что можно было бы незаметно ускользнуть от всех в толпе), но, увы, ожидания его не оправдались: завела их служанка всего лишь в просторную, - но не такую просторную, как зал, -  комнатку, где все было уже приготовлено: кресла, стулья, уютность. Последнее, впрочем, немного преподносило того, чего должно было по названию. Под внушительной мыслью "будь, что будет", младший Найтрей как можно спокойнее уселся на предоставленный ему стул и снова от скуки подпёр голову ладонью, взглядом быстро осматривая само помещение и заодно придумывая, чем можно будет себя занять, пока взрослые разъясняют свои дела.
"Виновники торжества" не заставили себя слишком уж долго ждать, однако Элли отметил, что можно и побыстрее - аристократы, чёрт возьми! заставляют себя ждать. Не оказав ни малейшего интереса к разговору отца и королевы, а это, несомненно, была именно она, он перенаправил весь свой интерес на рыжего принца, что так беспардонно сверлил его взглядом изумрудных глаз. Этот упорный взгляд заставил Найтрея растеряться - никогда на него ещё так пристально, наглейшим способом, извините, пялится. Аж взбесило. Не сдержавшись, Элиот громко фыркнул и, не беспокоясь и не думая о возможном прерывании беседы и/или привлечении внимания - уж такой по сути своей он, - громко и не менее беспардонно спросил, сведя брови к центру:
- Чего пялишься?!

0

4

...

Физическое состояние: жив-здоров
Моральное состояние: с радостью заснул бы где-нибудь в тихом уютном уголочке. 
Внешний вид: белая рубашка, шейный платок (тоже белый),темно-синий жилет, черные брюки, черный же фрак. Волосы собраны в низкий хвост тонкой синей лентой.
Личные вещи: -

Ну вот, очередной выезд в свет. Глупо. Скучно. Пошло. Впрочем, как всегда.
С самого утра вокруг Винсента и двух его братьев – Гилберта и Элиота – стояла такая кутерьма, что любой голове не мудрено пойти кругом, а настроению безнадежно испортиться, а все потому, что Бернард Найтрей что-то задумал. Что? Неважно, это в любом случае не сулит ничего хорошего. Определенно не сулит.  Явно.  Нет, право же, зачем Великому Герцогу понадобилось тащить на прием к царственным особам своих приемных сыновей? В чем польза?
Однако Винсент и не пробовал отпираться. Бесполезно, это он уже успел уяснить, к тому же натягивать отношения с «отцом» еще сильнее было бы глупо – кто знает, чем это могло бы закончиться. Напротив, молодой человек пользовался положением настолько, насколько оно, это положение, позволяло. Например, не имея ни малейшего желания несколько часов подряд созерцать постное лицо герцога Найтрея, оказавшегося в тесном пространстве кареты аккурат напротив него, всю дорогу продремал на плече у любимого брата. Чем не плюс? Такой шанс ему не каждый день выпадает. 
Теперь же Винсент сидел на предложенном ему стуле в опасно уютной гостиной на манер благородной девицы – выпрямив спину и сложив руки на коленях – глядел в пространство между Ее Величеством и приемным отцом абсолютно стеклянными прищуренными глазами и учтиво улыбался той ничего не значащей улыбкой, которая при любом повороте беседы оказалась бы кстати, предаваясь размышлениям на самые приятные для себя темы. И предавался бы дальше, но…
- Чего пялишься?!
Элиот-Элиот… Умеет же напугать. И идиллии рушить тоже умеет. Прямо скажем, мастерски. Про презрение элементарнейших правил поведения в светском обществе и говорить не стоит.
Винсент повернул голову в сторону сводного брата, переводя взгляд с него на молодого принца – а вопрос мог быть задан исключительно ему – и обратно, даже не пытаясь скрыть откровеннейший интерес к происходящему. А зачем? Он был готов спорить, что его примеру последовали все без исключения – разве малыш-Элиот умеет делать что-то тихо и незаметно? И горе тому, кто прервет назревающую перепалку! Такое зрелище не каждый день увидишь.

0

5

Решение совершить пакость далось Теду весьма и весьма легко. И единожды решив вывести из себя младшего Найтрея, он ни при каких условиях не желал отступать.
Вычислить самого беспокойного, юного и зеленого из братьев было легче легкого - Элиот то и дело дергался, пытался поесть, но ему явно не лезли в глотку изысканные блюда дворцовой кухни (к слову, Росс тоже их терпеть не мог), то и дело бегал глазами по по принцу, по королеве, по братьям и предметам интерьера. Его же братья отличались потрясающим равнодушием к происходящему - Винсент, блаженно улыбаясь, улыбался, глядя куда-то мимо Виктории, но, похоже, та считала, что смотрят на неё, отчего томно навивала на холеный пальчик нарочно выпущенную из прически прядку волосы, изящно укладывающуюся около ушка. Второй же брат, Гилберт, окаменел на стуле, пристально разглядывая сидящую в углу на диване любимую кошку Бриджит - Масси. Масси с ответ сверлила Найтрея удивленным ленным взглядом. Он...боится?
Впрочем, это уж было неважно, потому как раздался вопль:
- Чего пялишься?! - по губам принца расплылась и тут же исчезла хитрющая лисья улыбка. В этот же момент в зале повисла тишина - акустика внутри была потрясающая. Лица всех участвующих в этом фарсе обернулись к источнику шума, под которым Элиот сначала побледнел, потом побагровел, а потом и вовсе съежился на стуле, придавленный суровым взглядом отца.
Виктория же уперла взгляд своих бесцветных глаз в принца, но тот продолжал изображать такое святое удивление, как и все остальные, посему она решила списать все на юность младшего из братьев. Мысленно вычеркнув его, конечно, из списка женихов Камиллы. Действительно, кому нужен крикливый муж?
Но взглядом она также указала Эдмону на то, чтобы он проявил свое идеальное знание этикета. Наследник тяжело вздохнул и начал:
- Прошу прощения, господин Элиот, за то... - королева вновь устремила внимательный взгляд на Бернарда и принялась щебетать о том, какие чудесные у него сыновья и т.д. и т.п. Тед знал, что будет дальше - разговор о своих любимых детях. Поэтому нахально улыбнулся во весь рот и докончил фразу:
- Что вы такой маленький ребенок. Прямо младенец. - и тут же вернул на свое лицо привычную безмятежность и удовлетворенность сложившейся ситуацией.
Он поймал на себе еще один взгляд - Винсент перестал в конце концов изображать парковую статую и обратил взгляд своих необычных глаз на него. Ответом ему служила такая же вызывающая улыбка.

0

6

Заморжен

0


Вы здесь » Pandora hearts: new fairy tale » Эпизоды » FB. Смешно бить зеркала, когда не понравилось отражение.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC